• ih.oleg

ВОЙНА И МИР ЕВГЕНИЯ МОЛОСТОВА


Почему стал шахтёром, как попал в пылающую Чечню, и что привело в КПРФ?


Кандидат на должность главы города – о себе и семье, о работе и службе, о политике и делах насущных.


Из рабочей семьи


- Евгений Викторович, ваши корни – на Урале. С чем был связан переезд семьи сюда, в Хакасию?


- Родился в Североуральске Свердловской области в 1973 году. Примерно через полгода родители переехали в Черногорск – начальник управления связи пригласил отца сюда на работу, предложив хорошие условия, в том числе жильё. Отец работал кабельщиком-спайщиком в Североуральске, но согласился переехать в Черногорск и по этой же специальности потом трудился здесь. И семью, разумеется, перевёз. Мне тогда всего полгода было. Дали нам общежитие на ул. Максима Горького, 2. Того корпуса, в котором мы жили, сегодня уже нет, второй стоит до сих пор.


- Вы где учились?


- В 1980 году пошёл в начальную школу №3, по её окончании учился в школе №7. Учился без троек, тяготел к точным наукам. Математика – как пошла с первого класса, так и до выпускного класса оставалась любимым предметом. То же самое в техникуме и институте. Нравилась физика. По химии, могу сказать: кто учился в школе №7 Черногорска, тот химию знает «от и до», потому что учила Раиса Ивановна Рудакова. Как сейчас помню, было всего две оценки – либо пятёрка, либо кол.


Когда перед тобой цель


- Дальнейшую стезю как выбирали?


- Когда заканчивал школу, в Черногорске было два техникума – горный и текстильный. Пошёл в горный: угольная промышленность тогда была на подъёме. А уже во время учёбы понял, что надо идти дальше. И по окончании техникума с первого раза поступил в Красноярский институт цветных металлов, что было довольно непросто из-за слишком высокого конкурса. Чтобы гарантировано поступить в институт, в техникуме выкладывался по учёбе полностью. Для себя поставил цель: получить диплом с отличием. Получил.


- Когда и кем начали работать?


- В угольную промышленность пришёл в 23 года. Хорошо помню: 15 июля 1996 году поступил на работу в «Хакасуглепром» мастером основного производства. Там, будучи молодым специалистом, впервые состоялся как руководитель.


Есть такая профессия – Родину защищать


- Евгений Викторович, а как вы, человек сугубо гражданский, оказались на войне?


- У нас в вузе была военная кафедра, наш поток учили на командиров взвода. Потом летние сборы и присвоение первого офицерского звания «лейтенант». Это была вторая половина девяностых. Люди среднего и старшего поколений помнят, какая тогда была ситуация в Вооружённых Силах и вокруг них. Только-только были подписаны позорные и унизительные Хасавюртовские соглашения. Россия, проиграв первую чеченскую кампанию, полностью выводила все свои силы из Чечни и теряла контроль над мятежной республикой. В плену у бандитов оставались российские военные, продолжались похищения людей, в том числе далеко за пределами Северного Кавказа, по всей стране расползалась зараза религиозного экстремизма и терроризма.


На этом фоне «прогрессивная либеральная общественность» шельмовала преданную армию, престиж которой упал ниже некуда. Парни призывного возраста делали всё, чтобы «откосить» от службы, катастрофически не хватало кадровых офицеров, многие офицерские должности замещались прапорщиками. Поэтому в тот период на два года призывали выпускников военных кафедр гражданских вузов. Пошёл служить и я – командиром артиллерийского взвода второго артдивизиона 74-й отдельной гвардейской мотострелковой Звенигородско-Берлинской орденов Кутузова и Суворова бригады. В обиходе её называли и называют Юргинской по месту постоянной дислокации.


Скажу откровенно, служить было непросто: знания на кафедре давались преимущественно теоретические, стрельбы если и были, то лишь из стрелкового оружия. То есть ты принимаешь взвод таких же необстрелянных пацанов, как сам фактически, только моложе лет на пять. Там и прошло моё становление как офицера, командира.


А в августе 1999 года, когда срок моей лейтенантской службы близился к концу, в Дагестан вторглись банды Басаева и Хаттаба, в Буйнакске, Москве и Волгодонске были совершены теракты, погибли более 300 человек, получили ранения 1700. На фоне этих событий нашу бригаду отправляют в зону боевых действий.


На войне как на войне


- Выбор – ехать или не ехать – был?


- У офицеров – был. Кадровые могли ехать в Чечню или уволиться из армии, а двухгодичников, в случае отказа просто переводили дослуживать в другие части. Я не отказался, поехал воевать. В сентябре эшелоном отправились туда. Командовал, как и в Юрге, взводом 122-миллиметровых гаубиц.


- Награды за ту войну есть у вас?


- Я в зоне боевых действий провёл около месяца. Да, пуля, мина, осколок снаряда не выбирают – год ты воюешь или без году неделя. Но у тех, кто дольше воевал, и риск погибнуть был несоизмеримо выше. И гибли. Поэтому героем себя не считаю. Герои, к сожалению, лежат в земле, а в лучшем случае – передвигаются в инвалидных колясках или ковыляют на костылях.


Среди тех, с кем мы там вместе служили, награды не получили даже те, кто воевал месяцами. Про себя так скажу: наград не ждал, не искал, не добивался. И вообще не за ними туда ездил. Страну надо было от бандитов защитить. Вы знаете, у меня даже фотографий с той войны почти нет – другие, более насущные задачи стояли. А специально для молодёжи поясню: мобильных телефонов, тем более, в их современном понимании, тогда ещё не было. Всё, что осталось – это запись в военном билете и документ участника боевых действий. Правда, после последующих сборов в звании повысили. Стал капитаном запаса.


- Никогда не жалели, что, по сути, добровольцем оказались на войне?


- Ни разу! Пусть и скромный, но боевой опыт, и военная служба в целом –бесценный багаж. Это дисциплина, ответственность, коллективизм, необходимость взвешивать риски и быстро принимать решения, осознавая при этом, что ценой ошибки могут стать жизни твоих подчинённых и товарищей.


Осознанное решение


- Евгений Викторович, а на ваше решение вступить в ряды Коммунистической партии военная служба как-то повлияла?


- Повлияла. Мы же помним, какое отношение было к армии-победительнице в Советском Союзе, как наши советские Вооружённые Силы уважали союзники и боялись враги. Мне же довелось служить в период, который иначе, как развал армии, и не назовёшь. Группировку для ведения второй чеченской кампании собирали по всей стране! Некому воевать было! Солдат-срочников и офицеров-двухгодичников в бой бросали. Да, сдюжили, одолели террористов. Но какой ценой!


Коммунисты все девяностые и нулевые годы ратовали за укрепление армии, возрождении оборонно-промышленного комплекса и военной науки. Но не только это. Я человек коммунистических убеждений. Помню, как детстве был октябрёнком и пионером, повзрослев, стал комсомольцем. В КПРФ вступил осознанно в апреле 2004 года. В бытность Советского Союза государство давало равные возможности. Равные возможности учиться, равные возможности устроиться на работу. Бесплатное образование, бесплатная медицина, бесплатное жильё. В сравнении с сегодняшним временем государство брало на себя гораздо больше социальных обязанностей. И главное: у людей была уверенность в завтрашнем дне, которые отняты с реставрацией капитализма и развалом СССР.


- Почему вы решили баллотироваться на пост главы Черногорска? Как отнеслись к вашему решению в семье?


- Решение не было простым. С просьбой принять участие в выборах ко мне неоднократно обращались жители города. Посыл один – надо менять власть в Черногорске! Я человек командный. А команда – это мои товарищи по партии, коммунисты республики и моего родного Черногорска. Они меня выдвинули на этот пост. Голосовали на пленуме горкома КПРФ тайно – как требует законодательство, выбирали из четырёх кандидатур. Подавляющим большинством высказались в пользу моей кандидатуры. Решение идти на выборы поддержала моя семья. В частности, родители: отец Виктор Тимофеевич и мама Светлана Владимировна. Они помнят, каким был Черногорск во времена их молодости, и мечтают о возрождении города. Жена тоже поддержала. Депутатом черногорцы меня избирали трижды – один раз в городской, и дважды – в Верховный Совет республики, всегда от КПРФ. В этом созыве мне доверили руководство комитетом по здравоохранению и социальной политике, в состав которого я входил и ранее. Позднее был избран и заместителем Председателя Верховного Совета РХ.


- Евгений Викторович, вы уже трижды избирались депутатом, в публичной политике давно, но при этом имеете репутацию человека немногословного. Это как?


- В Черногорском горсовете и Верховном Совете Хакасии предыдущего созыва я депутатствовал на общественных началах, то есть без отрыва от основной работы. Будучи производственником, привык больше работать руками и головой, нежели языком. Да и военная служба, наверное, к этому же приучила. Сейчас уже около двух лет возглавляю один из комитетов Верховного Совета на постоянной основе, но, знаете, говорливее от этого не стал. И о людях привык судить по поступкам, а не по словам.


Во время этой избирательной кампании появилось много грязи и лжи. После того, как меня выдвинули на пост главы города, неожиданно узнал о себе много нелепицы и неправды. Но зря эти «доброжелатели» стараются: в Черногорске я живу всю жизнь, люди меня здесь знают и уверен – снова поддержат на выборах!


Беседовал Николай Солончаков



Избранные посты
СВОИХ НЕ БРОСАЕМ!
Электронная ПРИЕМНАЯ
  • Vkontakte Social Icon
  • Odnoklassniki Social Icon
  • Instagram Social Icon
  • Facebook Social Icon

Правление: Россия, Республика Хакасия, г. Абакан, ул. Крылова, 47А, офис 105, 1 этаж  |  bratstvo-khakasiya@mail.ru  |  

Tel.  8-903-923-14-66

© 2015 - 2020  Сайт Хакасского республиканского  отделения ВООВ "БОЕВОЕ БРАТСТВО". Все права защищены.

Разработка и администрирование сайта: Олег Ихочунин

Редакция сайта: г. Абакан, ул. Крылова, 47А, офис 105, 1 этаж  |  boevoe_bratstvo19@mail.ru  |  Tel. 89134470001